Звезда или друг Самвела

Автор Самвел Мужикян / Октябрь 2005

Опубликовано 1 Мая 2006

Прочитано 1939 раз

Этот случай произошел в Москве, в начале октября 2005 года в театре Эстрады у Хазанова.

Прилетели мы из Питера со спектаклем «Амедей», где главную роль играет знаменитый на всю страну Илья Олейников. Один из основателей и неизменных участников «Городка». Нет слов, чтобы сказать, каким он является известным и любимым народом. Где бы мы с ним ни оказались, в самолете, в поезде, на улице, его тут же узнавали, приставали, просили автограф, а заодно и пофоткаться. Будучи человеком очень добрым и скромным, он редко кому отказывал. Естественно прокатчики оказывали всяческие знаки внимания вполне заслуженному Народному артисту России.

Накануне отъезда я поздравил по телефону с днем рождения А.Б.Джигарханяна, с которым у меня очень давние, трогательные, отечески-дружеские отношения. Мне кажется, что он меня даже как-то по-своему любит. Говорю так, потому что относительно недавно, когда меня из Питера, а его из Москвы, вызвали в Ереван, чтобы мы сыграли спектакль, приуроченный к геноциду армян, Джига на всех встречах, которые проходили в отсутствии меня, очень лестно обо мне отзывался. Так было и на телевидении, на радио, в газетах – одним словом, везде. Так получилось, что основные роли играли мы вдвоем. А о степени его популярности и значимости говорить вообще не приходится. Таких личностей, как он, настоящих, – единицы.

Но речь здесь о другом. Узнав, что я буду играть в Москве, он решил прийти на спектакль. Мы договорились, что по прилету, где-то в обед, я наберу его, и там уже более точно обо всем договоримся. Время было уже послеобеденное, я сидел и курил с ребятами у окна на третьем этаже театра Эстрады, с видом на Москву-реку и Храм Христа Спасителя. Ребята – это мой друг Андрюха Семин, Коля Дик и Юля Смирнова. Набрал номер А.Б., тот взял трубку, сказал, что может не успеть, что он хотел бы прийти с нашим общим другом – дядей Толей Дзиваевым, актером из его театра. С ним подружился я на съемках картины «Безымянная» в Германии. На том и порешили, мол, как получится. Только закончил разговор, и тут из своего апартамента выходит Илья Львович, красиво одетый с роскошными часами.

– С кем это ты говорил, Самвельчик?
– Да, с Джигой, – отвечаю.
– С Джигарханяном?!
– Ну да!
– И что?
– Да ничего.
– Ты хоть пригласил его?
– Ну да.
– И что? Он придет?
– Сказал, если сможет, то придет.
– Дай я его приглашу!
– Да, пожалуйста.

Стоим уже вчетвером, он закурил сигарету, начал под мою диктовку набирать номер по громкой связи, чтоб мы все слышали.
– Да! – выскочил из телефона бархатный и всем известный голос Джиги.
– Але! Это Армен Борисыч?
– Да, да! – подтвердили на другом конце.
– Это Олейников!
– Кто, кто?
– Это Илья Олейников!
– Какой Олейников?
– Да, Илья! Илья Олейников! Ил-ья!!
– Ничего не понимаю.
– Говорю Илья Олейников! Из Питера!!
– А кто это? Не понимаю.

Тут уже видя, что у него ничего не выходит, он в легком замешательстве посмотрел на меня и тут же нашелся чем ответить.
– Да друг Самвела Мужикяна!!!
– А-а-а-а-а-а!! Самве-е-ла?! – с уважением в голосе отозвался Джига, мол, это другой разговор.

Взрыв хохота. Семин чуть не падает с лестницы от смеха, Юля ржет, как заводная лошадь, Коля утирает слезы, я смеюсь от происходящего всего вокруг.
– Да! – продолжает подтверждать свою причастность ко мне И.Л. – Мы играем спектакль в Москве, будем рады видеть Вас…

Мы еще долго не можем прийти в себя. Илья Львович погасил сигарету, тут же закурил новую, стал смеяться вместе с нами.

– Он, что? Действительно меня не узнал? – по-детски обиженно спросил меня мой «именитый» друг. Что я мог ему сказать на это? Что?!

P.S. Кстати, Джига так и не пришел, пришел дядя Толя. Посмотрел и сказал, что Джига действительно собирался, но в театре серьезные проблемы, ему никак не оторваться, поэтому он просил передать привет мне и моему другу Илье.